СМИ о нас

Шепот лавины

На премьеру спектакля “Кошкын” - “Лавина” в Казахский государственный академический театр драмы имени М. Ауэзова невозможно было достать билеты, сценическая работа создана по одноименной пьесе турецкого драматурга Тунжера Жуженоглы. 
Режиссер постановки Алма Какишева - одна из немногих в республике женщин-театральных режиссеров

...В горах есть некий аул, которому ежегодно угрожает лавина. Страшась, что она сойдет, люди девять месяцев в году разговаривают шепотом. Был даже случай, когда молодую женщину на сносях закопали заживо. Такое решение приняли старейшины аула. Они боялись, что во время родов женщина будет стенать от боли, что приведет к сходу лавины. 
...Через много лет история повторяется: молодой мужчина, чью беременную жену ожидает такая же участь, в отчаянии хватается за ружье, брошенное ему дедом. 
Жители и члены семьи уговаривают его: не будь эгоистом, подумай о народе - ведь все погибнут! Даже любимая бабушка призвала внука: законы, даже самые жестокие, надо соблюдать, в данном случае пожертвовать жизнью одного человека, чтобы спасти благополучие целого народа. 
Но молодой мужчина непреклонен. Он с оружием в руках бросается на защиту молодой супруги. Раздается выстрел! Все в оцепенении ждут схода лавины. А лавины... нет. 

Пьеса Тунжера Жуженоглы нетрадиционна, как и сам спектакль, который поставлен на сцене малого зала театра имени М. Ауэзова. Здесь слились голоса режиссера и автора, слились не в один голос, но в сложное многоголосье. 
Возможно, пьеса и не предполагала такого режиссерского хода, который предложен ауэзовцами. Но такое соавторство дороже всего. В слиянии со-творческих голосов и рождается новая драма. Казалось бы, инсценировка одной из лучших пьес турецкого драматурга, но нет. Это умная, тонкая, я бы сказала, элегантная пьеса, которая единит старую легенду с современной жизнью. 
Сложнейшая психологическая вязь - это те естественные рамки, в которых и должен развиваться национальный театр. 
Перед нами спор, который, видимо, на протяжении многих лет ведут жители горного аула: говорить шепотом или в полный голос, накроет или не накроет их аул лавина? 
А какие мощные актерские работы! Чрезвычайной искренностью запоминается Рахилям Машурова в роли Старухи. Необыкновенная внутренняя энергия актрисы впечатляет. Ее глаза полны слез, которые не проливаются. Ее негромкий голос - свидетельство нечеловеческой воли, прекрасное, величественное лицо приковывает к себе. 
Запомнятся зрителям и молодые актеры Д. Акмолда в роли молодого мужчины, в роли его супруги Н. Карабалина, весьма узнаваемый образ старшей невестки у Н.Бексултановой. 
Я не противопоставляю актерские работы, например, Бахтияра Кожы и Куман-ага Тастанбекова, оба известных актера заняты в роли Старика, напротив, объединяю их. Впечатляющий и запоминающийся Старик! 
Образ решен как сочетание простых человеческих чувств с символической средой, не имеющей привязок к реальному времени. Он всесилен и одновременно беспомощен. С испугом озираясь на нежно звенящие в вышине обереги, даже распростершись под действием священных заклинаний, он пытается восстать, чтобы бросить в лицо старейшинам издевательские слова или, притворившись нежным и ласковым, пробудить воспоминания о его брате, который хотел просто петь... 
Спектакль “Кошкын” - “Лавина” - продуманное живое целое, с особым режиссерским решением, в котором синтетическая народная культура сомкнулась с языком современного искусства. 
Это очень необычный, авангардный спектакль. Зрелище это необыкновенное. Сценография Кабыла Халикова не может не покорить даже избалованных театралов. На самом деле стильно и лаконично решено пространство спектакля известным художником. Парящие в воздухе знаки, например, шары-талисманы. Разноцветные ленточки, спускающиеся из-под потолка, несут большую смысловую нагрузку. Это они напоминают приближающуюся лавину. 
Национальные мотивы лежат и в основе костюмов. “Этот спектакль о нашей жизни, - говорит актер Бахтияр Кожа. - Мой герой - это сама лавина внутри человека, которую мы искусственно сдерживаем и, в конце концов, сходим с ума от невозможности высказаться” 
Естественно, что в настоящее время уже целые области бытия перестают быть откровением, а еще не так давно они были закрыты для театра. 
Хотя кто-то из зрителей скажет, что это мы где-то уже видели. Но если понимать и сочувствовать тому, что рождается сегодня в нашем театре, то можно сказать иное. Новые спектакли и шумные премьеры познают сами себя. 
Давно начала работать первая часть блоковской формулы: “Узнаю тебя, жизнь”. Скоро наступит и вторая: “Принимаю”! Ну, а что касается третьей - “Приветствую звоном щита”, - до этого современному зрителю осталось недолго ждать!

Мира Мустафина

www.np.kz