БАҚ біз туралы

Страшная месть

Трагедию древнегреческого драматурга Еврипида «Медея» в переводе Кайрата Жумагалиева

На Малой сцене Казахского театра драмы имени М. Ауэзова поставили трагедию древнегреческого драматурга Еврипида «Медея» в переводе Кайрата Жумагалиева.

История Медеи является частью мифа о походе аргонавтов. В трагедии Еврипида действие происходит через несколько лет после того, как Ясону удалось при помощи полюбившей его Медеи – волшебницы, дочери царя Колхиды Ээта и внучки бога Гелиоса, добыть золотое руно. Но для того чтобы зритель мог понять смысл описываемых в пьесе событий, ему необходимо знать преамбулу. 


Итак, Медея последовала за Ясоном в Грецию, и, чтобы задержать своих родных, преследовавших аргонавтов, она при отплытии из Колхиды убила захваченного греками своего брата и разбросала куски его тела по берегу. Пока потрясенные родственники собирали растерзанное тело юноши, аргонавты успели отплыть. Прибыв в Иолк уже в качестве супруги Ясона, Медея уговорила дочерей царя Пелия совершить волшебный обряд, который должен был вернуть ему молодость, но коварно обманула их, и старый царь умер мучительной смертью. После этого Ясону с женой и сыновьями пришлось искать приюта в Коринфе, где Ясон и задумал жениться на дочери местного царя Креонта. 
С этого момента начинает свою трагедию Еврипид.
Медея, решив отомстить сопернице, послала ей через своих детей отравленный пеплос (женская накидка) и диадему, детей же своих она убивает, чтобы еще больнее отомстить Ясону и прекратить его род.
У мифа существует несколько версий, согласно одной из них, Медея сбежала из города, но своих детей захватить с собой не смогла, и они были из мести убиты коринфянами. Согласно более распространенному варианту, Медея собственноручно убила своих сыновей и скрылась на посланной ее дедом Гелиосом крылатой колеснице, запряженной драконами. Этот сюжет был популяризирован Еврипидом: драматург внес психологическую мотивацию в убийство героиней своих детей, показав, что она не была ни варваром, ни сумасшедшей, а совершила этот поступок, потому что это было для нее лучшим способом причинить Ясону боль, которого она любила безумно. Современные драматургу злые языки утверждали, что Еврипид приписал убийство мальчиков их матери, а не коринфянам, как было раньше, за огромную взятку в пять талантов, нацеленную на очищение доброго имени города.
Что любопытно, в трактовке режиссера Алены Кабдешовой, поставившей трагедию Еврипида на сцене Казахского театра драмы имени Ауэзова, Медея душит своих сыновей (а не закалывает их ножом, как в оригинале), а после гибнет сама от руки мужа, но и тот успевает получить от нее смертельную рану и умирает. В этой истории не может быть побежденных и победителей, и возмездие очень скоро настигает переступивших через черту дозволенного. 
– В пьесе прежде всего показана тема любви и предательства, – говорит Алена Кабдешова, – любви и страсти – страсти к любимому человеку, к своей мечте, к власти. У Ясона страсть именно к власти, к престолу, поэтому он при первой же возможности предает свою любимую женщину, которая пожертвовала всем ради него. Был ли у нее вообще выход в этой ситуации? Мне кажется, нет. Вообще она предрасположена, конечно, к таким вещам изначально, но мне кажется, такая женщина по-другому просто не могла поступить. Если у себя на родине она не пощадила даже родного брата, то почему она должна щадить Ясона? 
В постановке Алены Кабдешовой сокращено количество персонажей, их всего четыре – помимо Медеи и Ясона на сцене можно увидеть седовласого Креонта и молодого вестника. Отсутствует хор, которому в древнегреческих трагедиях придавалось большое значение, и даже в роли двух сыновей главных героев никто не выходит, хотя присутствие их ощущается – благодаря игре актеров Дарии Жусип и К. Набиоллы, представших в образах Медеи и Ясона. Они разговаривают с невидимыми для публики малышами, ласкают их… И наконец, мать их умерщвляет, а отец горюет над их телами. 
Несмотря на то, что Еврипид не стремился показать свою героиню сумасшедшей, актриса Дария Жусип все же придала ей оттенки безумия, потому что не может понять, как может женщина в здравом уме пойти на убийство собственных детей. Может, поэтому у психологов появился термин «комплекс Медеи» – это название иногда употребляется в отношении матерей, в особенности разведенных, которые убивают или причиняют боль своим детям.
– Когда мы стали репетировать этот спектакль, через какое-то время мне однажды ночью стало плохо, – рассказывает Дария Жусип. – Я пришла к Алене и говорю: может, Медея случайно столкнула детей с горы? Она отвечает: нет, она их убила. Она мне сказала это категорично. С одной стороны, как женщину я осуждаю свою героиню, но если посмотреть на нее как на больного человека… С этим ничего не сделаешь, она просто не справилась с той ситуацией, в которую попала. Алена требовала от меня побольше язвительности, и очень тяжело было из меня это вытягивать, оказалось, что я по характеру далека от своей героини… Женщина может быть страшной в своей мести. Как говорил Магжан Жумабаев, сначала умирает женщина, потом ее месть. 
Как выяснилось, выбор этой пьесы для постановки был осуществлен самой исполнительницей главной роли. Сначала это была ее самостоятельная актерская работа, а потом она предложила Алене Кабдешовой взяться за постановку спектакля. Для них это уже вторая совместная работа. До этого они сотрудничали во время постановки пьесы Уильямса Теннеси «Стеклянный зверинец», где Дария Жусип играет роль Аманды. Кстати, этот спектакль тоже идет на Малой сцене. 
– Роль Медеи – это всегда очень интересная работа для театральной актрисы, в том плане, что здесь дается больше возможностей раскрыть свой потенциал. Но Медея – это такая загадка, до конца я этот образ еще, конечно, не разобрала и, думаю, со временем эта роль будет вместе со мной расти и развиваться, – говорит Дария. 
Стоит отметить, что постановка получилась классической и несколько старомодной, хотя на заднике сцены расположен огромный экран, на котором разбиваются о прибрежные камни морские волны. На их фоне актеры декламируют тексты, и одеты они в красивые костюмы древних эллинов, которые разработала художник Государственного академического Русского театра драмы имени Лермонтова Любовь Возженникова.

Индира САТБАЕВА

Фото Юрия ВЫБЛОВА

"Вечерний Алматы"